Как меня изменила профессия психотерапевта

статья Инна Каращук

Когда я только начинала консультировать, мне все казалось более понятным, было легче и проще.

До этого я имела свой сложный жизненный путь, непростое детство, больных близких, требующих постоянного ухода, сменила несколько работ и профессий.

В результате я выжила, выросла, преодолела, стала сильной. 

И думала, что став психологом,  я смогу всем рассказать, как нужно справляться с жизнью. 

И, действительно, от моей помощи многим людям становилось легче, менялась их жизнь.

Но постепенно, в процессе моей практики приходили клиенты, у которых не было чудесных изменений. Они сопротивлялись им, буксовали, многого не понимали и озадачивали меня.

Что должно было работать в их случае, как помогать этим конкретным людям, — я не понимала.

И сейчас, чем больше я практикую, больше учусь, посещаю семинары, тренинги, прохожу личную терапию, тем меньше понимаю, как всем помочь. 

Да, после какой-то удачной сессии с клиентом мне кажется, что я крута, и мне все ясно.

А потом происходит не очень удачная клиентская сессия, и, как кажется, ничего не происходит, и я чувствую себя бессильной.

Но со временем консультирования и обучения, после часов пройденных супервизий,  пришло понимание, что мои сомнения и переживания говорят о том, что я справляюсь. И что если бы я постоянно ощущала себя уверенно и круто, это было бы хуже.

Потому что только не очень психически развитые люди никогда не сомневаются. В силу организации своей психики они сильно упрощают любые процессы, и не в состоянии воспринимать явления многозначно, объемно и противоречиво.

Чем больше мы себя знаем, тем больше можем воспринимать любые явления, не упрощая их и не сводя к простым рецептам. И тем более сложная картина нам открывается, и тем труднее быть в чем-то до конца уверенной, высказываться однозначно.

Кроме того, что произносит клиент, 93% информации передается невербально и через чувства. 

Я знаю, как на меня влияют чувства, которые я переживаю рядом с клиентом. Часто я переживаю то, что клиент не может выразить словами, но может дать  себе почувствовать это.

Понимаю, что моя уже психика готова к тому, чтобы клиент мог поместить в нее собственные переживания и сомнения. В начале пути я бы не позволила себе столкнуться с этими переживаниями.

И тот факт, что я теперь могу позволить себе не защищаться, говорит о возросшей устойчивости.

Теперь у моих клиентов есть возможность разместить в моем кабинете, и в моей психике то, что их мучает, и я могу почувствовать те ощущения, которые в своем раннем довербальном прошлом они были не в состоянии ни назвать, ни почувствовать нормально, ни пережить.

И я вижу в себе перемены за эти годы  в профессии. Осознаю, что я перешла от позиции "я все знаю" в открытую позицию, в которой задаю себе вопросы и не всегда нахожу на них однозначного ответа. Не претендую на истину и однозначность своих формулировок. 

И сколько бы уже не было понято и опробовано, передо мной лежит необъятное поле неизведанного и не открытого во мне самой, моих клиентах и психотерапии. 

Об авторе

Инна Каращук. Детский и подростковый психолог, семейный психолог. Специалист по работе с утратами и травмой. Эксперт  по работе с паническими атаками и тревогой, ведущая групп. .

>